Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Географические открытия

Причины великих географических открытий

Рейтинг:   / 101
ПлохоОтлично 

   Открытие новых стран имело огромное значение для Европы. «Открытие Америки и морского пути вокруг Африки создало новое поприще для растущей буржуазии. Ост-индский и китайский рынки, колонизация Америки, обмен с колониями, увеличение количества орудий обращения и вообще товаров дали неслыханный до тех пор толчок торговле, мореплаванию, промышленности и тем значительно ускорили развитие революционного элемента в разлагавшемся феодальном обществе»1,—говорят Маркс и Энгельс в «Коммунистическом манифесте».

   Великим   географическим  открытиям   предшествовали розыски морского пути из Европы в страны Южной и Восточной Азии. Во второй половине XV в. они становятся особенно упорными. К этому именно времени нарушаются установившиеся еще в глубокой древности и особенно укрепившиеся со времени крестовых походов торговые связи Европы с Восточной и Южной Азией через восточное Средиземноморье.

 

   В середине XIV в. происходит распадение великой монгольской державы, охватывавшей огромную территорию от побережья Великого океана до южнорусских степей. Китай восстанавливает свою независимость и снова замыкается для иностранцев. Таким образом, отпадает конечная цель великого сухопутного пути из Таны2 в Китай. Да и самый путь, по которому ранее можно было «путешествовать в такой полной безопасности, как по собственному дому», проходивший теперь по территории обособленных, постоянно враждующих между собой орд кочевников, становился очень опасным. Торговый путь на Восток через Черное море окончательно падает с 1453 г., когда турки захватили Константинополь, преградив тем самым западноевропейским купцам как северные пути в Азию через Тану, так и через Трапезунд—Армению. Одновременно с этим на Средиземном море появляются турецкие пираты; турки начинают продвигаться и на юг вдоль сирийского побережья. Таким образом, под ударом оказываются также и южные пути, идущие в Индию, через Сирию и Месопотамию.

   Оставшийся свободным южный путь в Индию через Египет и Красное море находился в руках арабов. Арабы давали чувствовать европейцам свое положение единственных и монопольных посредников между Европой и азиатскими странами. Европейцы платили арабским посредникам в 8—10 раз дороже покупной цены товаров на месте. Непосредственная закупка пряностей и других товаров в странах Востока сулила несказанные барыши. Отсюда возникало стремление найти пути в эти страны и избежать арабского посредничества. Наименее заинтересованной в установлении этих непосредственных сношений была Венецианская республика. Венецианские купцы, являвшиеся в Европе почти полными монополистами в снабжении ее восточными товарами, с лихвой возмещали себе за счет европейских потребителей те деньги, которые они переплачивали арабам.

   Но затруднения, встречаемые европейцами в сношениях с Восточной и Южной Азией через восточное Средиземноморье, не были единственным обстоятельством, толкнувшим их на поиски новых путей в эти страны.

   Уже с XII в. в Европе вместе с некоторым оживлением торговых сношений стал ощущаться недостаток в золотой монете.

В XV в. Европа испытывает острый недостаток золота. Деньги дорожают; конец XV в. — время дешевых цен на товары. Европа получала большую часть золота извне, а именно из Африки. У европейцев, — в первую очередь, конечно, у средиземноморских народов,—давно уже сложилось представление об Африке, как о стране, изобилующей золотом. Представления эти носили иногда фантастический характер. Но в самой Северной Африке, посещаемой купцами, золото не добывалось. Оно приходило сюда, в мавританские владения — Фец, Марокко, Тунис, — или из области Сенегала или по длинным караванным путям, через пустыню Сахару, из бассейна Нигера, где важным торговым центром был город Тимбукту, с которым североафриканские города вели оживленную торговлю. Точных сведений о золотоносных странах европейцы не имели, но, по слухам, места добычи золота находились на больших реках, впадающих в Атлантический океан, на затопляемых отмелях, на которых осаждается золотой песок. Несуществующие реки  эти—устье одной из них («Золотой реки») помещали недалеко от мыса Боядор—представлялись в виде отошедших далеко на запад рукавов Нила (река Нигер—Черный Нил).

   Освободиться от посредничества мавров, разыскать самим золотые страны, добраться по морю до сказочных золотых богатств представлялось для торговых кругов средиземноморских городов  крайне заманчивой задачей, и попытки решить ее делались уже с конца XIII в. Путь в эти страны золота, очевидно, шел через Гибралтар, вдоль западного побережья Африки, в обход мавританских владений. Следуя вдоль берега, можно было - рассчитывать дойти и до устьев золотоносных рек. Это и был путь, который, в конечном счете, привел европейцев в Индию. «До какой степени,—говорит Энгельс,—в конце XV столетия деньги подкопали и разъели изнутри феодализм, ясно видно по той жажде золота, которая в эту эпоху овладела Западной Европой; золота искали португальцы на африканском берегу, в Индии., на всем дальнем Востоке; золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через Атлантический океан; золото—вот чего первым делом требовал белый, как только он ступал на вновь  открытый  берег»3.

1          Маркс и Энгельс, Соч., т. V, стр. 484.

2          В устье Дона, близ нынешнего Азова.

3          Маркс и Энгельс, Соч., т. XVI, Ч; I, стр. 442.

 

 

Список материалов сайта