Самые популярные статьи сайта

 

Поделитесь статьёй с друзьями

Путь на сайте

Реформация в Германии

ПОИСК ПО САЙТУ

Направления реформации

Направления реформации

Рейтинг:   / 25
ПлохоОтлично 

   Причины реформационного движения в Германии, о которых было сказано выше, не были явлением только германским. В Германии они лишь получили наиболее яркое выражение, и поэтому реформация приняла здесь характер широкого общественного движения, послужившего толчком к классовым битвам 1522-1525 гг. Поэтому для понимания исходных моментов реформации-движения, направленного против католической церкви, необходимо вкратце остановиться на общих причинах реформационного движения в Европе, а также на основных его направлениях и классах, которые эти направления создали.

 

   Католическая церковь выступала в раннее средневековье в двух обличьях: как учреждение и как идеология. И в том и в другом случае она была частью феодального общества. Она воспроизводила в своей структуре феодальную иерархию, давая идеологическое обоснование этой иерархии, утверждала ее божественность, господство одних и подчинение других, обязанность одних вести в пользу других феодальные платежи и повинности. Как идеологическое орудие внеэкономического принуждения, лежащего в основе феодальной формации, она выработала систему понятий и действий, при помощи которых она поддерживала существующий порядок. Прелаты церкви, будучи крупными феодалами, поддерживали среди своих подданных повиновение обычными феодальными средствами, т. е. различными видам насилия, но церковь именно потому и играла в средние века крупную роль, что в ее распоряжении были более тонкие, а главное универсальные средства принуждения, распространявшие свою силу на весь христианский мир, средства идеологического воздействия, покоившиеся на суеверии масс, на их вере в едино спасающую благодать, находившуюся в руках церковной иерархии. Вкратце учение церкви сводилось к тому, что человек от природы склонен к греху и не может без посторонней помощи достичь такого состояния святости, при наличии которого он мог бы рассчитывать на спасение, т. е. на получение блаженства после смерти в потустороннем мире. Недостающую для освобождения от греха силу церковь давала человеку в особых магических действиях, носивших название таинств, которых католическая церковь насчитывала семь, из них четыре главных (крещение, покаяние, причащение и священство). Социальный смысл этих таинств не подлежит никакому сомнению: возможность человеческого спасения, сила, необходимая для этого, - "благодать" -находилась в распоряжении господствующего класса и охраняющего его учреждения-католической церкви.. Сама благодать рассматривалась как своего рода лекарство, принятие которого, независимо от сознания и состояния духа воспринимающего, вызывало соответствующий эффект. Таинство, в котором верующему преподносилась эта благодать, оказывало свое действие из самого акта действия (ех ореге ореrato), а право на передачу благодати находилось в руках только особо посвященных людей, начиная от священника и выше. Лишение человека такой благодати было равносильно лишению его надежд на спасение, и в раннее средневековье это лишение - индивидуальное или распространявшееся на целую территорию (отлучение и интердикт), было в руках церкви страшным средством воздействия. Известно, например, что отлучение и интердикт были весьма действительными средствами защиты церковью своего имущества, и многочисленные грамоты пожалований монастырям и капитулам заканчивались угрозой отлучения тому, кто отважился бы посягнуть на монастырскую или церковную землю.

   Церковь как идеологическое орудие феодального принуждения была особенно нужна в период политической распыленности феодального мира. Ее универсальность и действенность ее средств восполняли недостаток единства феодального класса в целом. Образование единых национальных монархий, усиление центральной власти королей, поддерживавших классовое господство дворянства средствами централизованного аппарата управления и большими армиями, делало идеологическую функцию церкви менее нужной. Церковь как гарантия устойчивости социального порядка начинает рассматриваться самим господствующим классом как слишком дорогое учреждение, ее монархическая организация во главе с папой идет в разрез с интересами усиливающейся королевской власти. Развитие городов, а затем и буржуазии в пределах новых больших монархий влечет за собой критику феодального порядка вообще и прежде всего его идеологического выражения католической церкви. Одновременно с этим усиливается ересь, т. е. критика церкви со стороны угнетенных классов, которые, отвергая церковные истины, идут в своей критике глубже, затрагивая само существо феодального порядка. Так создаются предпосылки для трех основных течений реформации:

1) реформа церкви со стороны господствующего класса, связанная с так называемым соборным движением в Европе в XV в.;

 2) реформа церкви, требуемая буржуазией, или, иначе, евангелическое направление реформации, и

3) еретически-сектантское направление реформации, идущее со стороны эксплуатируемых классов общества.

1. Реформация церкви, шедшая со стороны господствующего класса, заключалась в том, что последний, получив в крупной монархия новую политическую организацию, считал, что хотя церковь и нужна как идеологическое орудие принуждения, но ее богатства слишком велики, и они могут быть использованы для обогащения господствующего класса через посредство его органа - централизованного государства. Это направление исторически выступает прежде всего в "соборном" движения XV в. Оно выдвинуло положение, что не папа глава церкви, а собор, который выше папы. В переводе на язык практической политики это обозначало усиление рола национальных церквей и всевозможные ограничения имущественных притязаний папской курии. В связи с соборным движением выросли такие теории, как французский "галликанизм", защищавший "вольности" французской церкви, т. е. право использования церковных богатств национальным французским клиром и отказ вносить различные платежа римской курии. Поскольку клир в таких централизованных государствах, как Франция или Англия, в своих верхних слоях рекрутировался и из господствующего класса, вполне понятно, что подобного рода реформа церкви могла удовлетворить господствующий класс, дворянство, и тем самым предотвратить дальнейшее углубление реформационного движения.

2.         Иными были требования, шедшие со стороны буржуазии. Дело шло уже не о реформации церкви, не об исцелении ее, как тогда говорили, от "порчи во главе и членах", но о создании новой церкви. В основу этого направления было положено требование уничтожения церкви как феодального учреждения, ликвидация церковной иерархии и церковных имуществ и отмена всего аппарата магически-принудительного воздействия церкви, связанного с внеэкономическим принуждением, каким была в своей основе вся система "благодатных" установлений церкви. Одним словом, на место церкви феодальной должна была прийти церковь буржуазии. Это направление реформации называлось евангелическим, так как в его догматической основе лежал принцип: евангелие или священное писание есть единственный источник религиозной истины. Это направление нашло свое выражение в учениям трех крупнейших реформаторов XVI в. - Лютера, Цвингли и Кальвина.

3.         Критика существующего порядка и протест против католической церкви со стороны буржуазии ни в какой мере не могли удовлетворить эксплуатируемые массы города и деревни. Но в XVI в последние были чрезвычайно неоднородны по своему имущественному положению. Основную массу эксплуатируемых составляли все еще крестьяне и ремесленники, которые в силу самого характера своего хозяйства были неспособны оказывать организованное сопротивление. Это отразилось и на религиозном сознании и в частности на реформационном движении в среде этих слоев населения. В то время как буржуазия стремилась поставить на место феодальной католической церкви свою собственную -евангелическую, реформационное движение в плебейско-крестьянских массах вылилось в многочисленные течения, общим признаком которых было стремление к упразднению всякой церкви, к превращению социально-религиозного протеста в организацию мелких сектантских общин, выделяющих себя как истинно верующих и праведников из остального греховного мира. Эти секты то мистического, то рационалистического характера в периоды больших общественных движений выходили из cвоей сектантской скорлупы и давали наиболее горячих проповедников социальной правды и справедливости. Многие из сектантских общин носили характер примитивно коммунистических организаций, исповедующих уравнительный коммунизм, который характерен для всех плебейских движений XVI-XVII вв. Поскольку реформационное движение в среде эксплуатируемых не дошло и не могло дойти до организации собственной церкви и осталось в организационном отношении на том же уровне, на каком социальный протест выражался еще в раннее Средневековье, т. е. на уровне еретических сект, его удобнее всего назвать движением еретически-сектантским.

Что же касается второго и третьего направления реформации, то история Германии в XVI в. как раз и дает наиболее полный и поучительный материал в этом отношении.

Список материалов сайта